пятница, 25 февраля 2011 г.

2


Крах советской модели планирования экономики, наступивший задолго до фактического краха СССР в виде пустых прилавков и кошмарных диспропорций, у всех нас еще перед глазами. Но точно так же перед нашими глазами и не менее кошмарные итоги "гайдарономики", когда слепая вера в созидательную силу рынка привела к разрушению экономического потенциала великой страны. Да и сейчас пропаганда либералов объявляет анафему почти любым методам планирования.

Но планирование планированию – рознь. Мы видим на Западе развитие и теории, и практики внутрифирменного планирования. Видим и практику программно-целевого планирования в государствах Запада. Но вот формы и методики планирования очень сильно отличаются от советских. Такого опыта у нас нет, и он представляет для нас значительный интерес. Тем более что в складывающейся обстановке при модернизации нашей экономики без методов программно-целевого планирования нам просто не обойтись: тенденции развития нашей экономики отрицательные, внешние условия – далеко не самые благоприятные..

Планы, которые работают

Игнацы Сакс, один из самых авторитетных западных экономистов, сформулировал общую схему планирования модернизации экономики страны. В принципиальных чертах она выглядит следующим образом:

1) не применять никакого априорного планирования;

2) выбрать в качестве цели какой-то уровень роста (например, 10%). Он должен быть достаточно большой, чтобы выявить все "узкие места", которые бы возникли, если бы он действительно был сохранен в качестве цели;

3) поочередно проверить последствия выбора цели, в частности:

- долю инвестиций, которую придется изымать из национального дохода;

- возможные типы промышленности, в зависимости от рынков;

- количество и качество рабочей силы (специализированной и неспециализированной);

- подлежащие использованию технологии (с точки зрения капитала, типа и объема рабочей силы, которых они требуют);

- увеличение импорта сырья и оборудования;

- наличие достаточного предложения продовольственных товаров;

4) как итог, рассматриваются окончательные последствия созданной структуры производства для платежного баланса и внешней торговли.

Со второго захода отрабатываются поправки, разрабатываются "варианты для всех уровней", пока не будет получен проект ограниченный, но в принципе жизнеспособный.

Чем-то методика напоминает вычисления методом последовательных итераций. Такого рода схемы планирования модернизации страны использовал и Сакс при разработке плана модернизации экономики Чили, и В. Леонтьев, разрабатывая программу для Кореи. Однако нужно отметить, что применение этой методики результаты дает далеко не однозначные: слабым местом является, с одной стороны, выбор "типов промышленности", с другой – трудность учета воздействия внешних факторов. Для небольшой страны, где любая промышленность должна быть экспортоориентированной, и воздействие внешних факторов может быть очень большим, надежность планирования по такой модели не может быть велика. Западные экономисты (действующие, а не теоретики) решали проблему путем подключения модернизируемой экономики к экономике большой. Преимущественно – США или ЕС. Такая же методика сработала и в Китае, которому удалось удачно зацепиться за американский рынок. И в восточноевропейских странах, "подключенных" к экономике ЕС. Но срабатывает такая методика, особенно на первом этапе, только если в "большой" экономике наблюдается подъем, когда на ее рынках образуются свободные ниши. А на стадиях спада такие периферийные экономики становятся жертвами большой, которая ресурсы из периферии вытягивает беспощадно. Классический пример тут – Аргентина, но и текущий кризис в арабском мире показывает, за чей счет справляются с кризисом ведущие экономики мира.

Особенности национального планирования

Советские принципы планирования изначально исходили из априорно заданных, часто натуральных, показателей. Под них пытались балансировать ресурсы. Учитывая сложность задачи, возникало множество дисбалансов и нестыковок как в отраслевом, так и в территориальных разрезах. Дело доходило до того, что в годовых проектах государственного плана имелся специальный раздел "Постановления партии и правительства, которые не будут выполнены". В современных условиях, с быстро изменяющимися потребностями и сложной кооперацией, задача, поставленная перед советским планированием, оказалась невыполнимой. Реально это приводило к многочисленным корректировкам планов, которые зачастую только усиливали дисбалансы.

Сложившаяся сегодня белорусская система планирования лишь имитирует советскую, не имея возможности использовать даже некоторые из имеющихся у нее положительных черт. И промышленность, и торговлю, и все другие источники возможных поступлений руководство республики рассматривало лишь как источник ресурсов для социальной политики, финансирования госрасходов и АПК. Негласно предполагалось, что ресурсов у промышленности, после спада начала 90-х, более чем достаточно. И административными методами, через доведение показателей, предполагалось эти ресурсы постепенно мобилизовывать и выкачивать. Не имея ни промышленной политики, ни возможности контролировать внешние рынки, ни достоверной информации о положении дел на предприятиях, правительство всем предприятиям доводило одинаковые показатели роста. Хотя изначально было ясно, что с распадом СССР условия хозяйствования изменились кардинально, и промышленность нуждается в структурной перестройке: какие-то предприятия нужно было усиленно развивать, какие-то – перепрофилировать. А какие-то и вообще закрыть. Разбираться в этом никто всерьез и не пытался. И скудные ресурсы на техперевооружение доставались не тому, где они были бы более

эффективны, а тому, кто был ближе к "сановному уху".


Да, и у нас был шанс использовать с толком западные методики постранового планирования. В "тучные" 1998-2008 гг., когда большой (для нас) российский рынок, еще не освоенный конкурентами, потреблял все. Именно это время было у нас оптимальным для структурной перестройки промышленности. Но мы даже структуры сбыта не удосужились сформировать. С детской радостью строили ледовые дворцы и украшали страну. И дождались мирового кризиса. А уж в условиях кризиса интеграция небольшой экономики в большую не только невыгодна, но и опасна. Как в российскую (в прошедших торговых войнах мы уже видели, чем это нам грозит), так и в европейскую (там сегодня хватает проблем с восточноевропейскими странами, и нас не ждут), так и в мировую (читай – американскую, но у них сегодня достаточно проблем с долгами, Китаем, арабским миром). Свои проблемы должны будем решать мы сами.

А как решать? Как решать, если в рамках действующей системы управления промышленностью решения не существует и существовать не может. Как решать, если структурная перестройка промышленности, необходимая еще 15 лет назад, даже не прорабатывалась: абсолютный приоритет отдан сохранению предприятий. Во многом и потому, что просто некому просчитать и организовать цепочку предприятий, способных, даже чисто технологически, провести освоение производства мало-мальски серьезной продукции. (Не так давно мне пришлось принять участие в освоении серийного производства сложного изделия. В кооперации участвовало 6 предприятий.) Как решать, если контроль над рынками сбыта не существует? А значит – не существует основы для средне- и долгосрочного внутрифирменного планирования. А без этого - какая может быть политика инвестиций?! Как решать, если предприятия закредитованы и не имеют средств для модернизации? Мало того, в подавляющем большинстве случаев у них нет и проработанных бизнес-планов. Да и откуда им появиться? План разрабатывается, если есть реальный шанс получить под него ресурсы. А маниловщиной заниматься людям некогда. Как решать, если отчетность предприятия искажена настолько, что никакому анализу не поддается?

Кстати, я не думаю, что внедрение МФСО существенно скажется на положении дел в нашей экономике. Польза от этого, конечно, есть, но проблемы наши в другом. Ну, будем точно знать, что подавляющее большинство наших предприятий убыточно. Ну и что? Как это поможет профинансировать создание новых рабочих мест, освоить новую продукцию, выйти на новые рынки?

Новое наше правительство пока ни одним словом не обмолвилось, каким образом будет решать проблемы экономики страны. Зато разговоров о приватизации и инвесторах – сколько угодно. Вроде бы провал "пилотной приватизации" пяти предприятий ясно показал, что спрос есть далеко не на все предприятия. К нормальному инвестору необходимо идти со своим бизнес-планом и демонстрировать приведенное в порядок предприятие. А про что тогда говорят?

"Свой человек" в экономике

В комментариях к моим статьям в "Реальном секторе" как проблема часто упоминается кумовство, назначение руководителями предприятий и их подразделений "по знакомству" или даже просто родственников. Вкупе с назначением хоть безграмотных, но "лично преданных". Раньше я относился к этому спокойно, поскольку метод борьбы хорошо известен: нагружаешь такую публику конкретной работой, и они начинают плавно перетекать на более спокойные места. Но явление стало массовым, и встал вопрос: кто их будет грузить? А ведь они не только сами не работают, но и другим работать не дают. Мало того, этот "сплоченный круг" сегодня выступает основным лоббистом номенклатурной приватизации. Четко понимая, что в нормально организованной экономике им своих мест не сохранить, именно они покрывают друг друга, препятствуют приходу инвесторов (а вдруг те начнут требовать работу и увидят их некомпетентность?), протаскивают схемы неявной приватизации через банкротства, невозвращенные кредиты и т.п. А сегодня, в условиях кризиса, когда правительство озабочено поиском инвесторов под приватизацию, эта публика кинулась обеспечивать свое участие в ней. Отсюда – заявления о необходимости передать СПК в частную собственность их директорам, обсуждение в Совмине возможности для директоров предприятий покупать для себя акции своих предприятий за счет чистой прибыли предприятия, другие прожекты с откровенно подставными фирмами. Суетятся. И заявления президента о том, что продавать будут только за большие деньги, что никакой номенклатурной приватизации не будет, эту суету не останавливают.

А ведь нашему премьер-министру прекрасно известно, что есть западные консалтинговые фирмы, которые готовы взять наши предприятия в доверительное управление за часть прироста прибыли. Видят потенциал и знают, как его использовать. Правда, места многим из наших директоров на предприятии они не видят. Да и нам самим пора определиться, что за страну мы строим. Может, и у нас найдутся люди и команды, способные вытягивать предприятия. В 2009 году сам видел инвесторов, готовых инвестировать под команду и бизнес-план. Без всяких залогов и гарантий. Но со "своими хлопцами" работать они не будут, им требуются профессионалы.

Так что, будем спасать экономику страны или ублажать "своих хлопцев"?

Комментариев нет:

Отправить комментарий